Наталья Забияко: Саша Энберт – нереально позитивный человек

3R1LoMBjozs JI0vAPwpV6s C1ui4RjXzzg

 

Новая героиня рубрики портала СПОРТ Аналитика «Мотивация в спорте» – российская фигуристка Наталья Забияко, выступающая в парном катании с Александром Энбертом. В своем эксклюзивном интервью спортивному аналитику Алексею Зубакову Наталья Забияко впервые рассказала подробную историю своей жизни в фигурном катании.

 — Наталья, Вы столько прошли испытаний за свою спортивную жизнь, что  и на десятилетия хватит. Смена партнеров, их травмы и болезни, международный карантин выступлений за Россию, и, наконец, только вошли в соревновательный вкус со своим партнером Александром Энбертом, став осенью 2015 года серебряными призерами представительного международного турнира  в Саранске «Мордовские узоры»,  и заняв в конце декабря почетное пятое место на  чемпионате России, как злополучная тяжелая травма, полученная в конце января при отработке четверного выброса.  Но вы не сдаетесь и верите в свою счастливую звезду. Расскажите, пожалуйста, как все начиналось. Вы начали заниматься фигурным катанием рано? Когда и почему оказались в фигурном катании? Ваши первые шаги  на льду?

— Фигурным катанием я начала заниматься с 4 лет. Наверное, как и многие фигуристы, да и вообще спортсмены, в детстве я часто болела, и родители решили отдать меня в спорт для здоровья. Хоть я и была еще совсем малышкой, но всё же уже кое-как могла себе представить, как выглядит тот или иной вид спорта. Родители начали мне перечислять возможные варианты, и когда добрались до фигурного катания, я почему-то представила у себя в голове, что это что-то вроде игры на коньках, когда дети, одетые в вязаные костюмчики, в ярких шапках и варежках, бегают друг за другом на открытом катке, играя в догонялки. Я тут же сказала: «да, я хочу в фигурное катание», но позже оказалось, что это не совсем то, что я думала. Хотя я совсем не расстроилась, а даже наоборот была поражена тем, как взрослые девочки выполняли прыжки, вращения, спирали и ездили на огромной скорости. Прийдя на каток, я сказала родителям, что сейчас выйду на лед и повторю все то же самое, а еще и лучше! Родители улыбнулись и выкатили меня на лед, оставшись за бортом. Тренер довезла меня до середины катка и отъехала к другим ребятам, которые катались уже месяца четыре (занятия начинались с сентября, а я пришла в декабре). Сначала я стояла неподвижно и не знала, что мне теперь делать, точнее, теоретически я себе все это представляла, но когда пыталась пошевелиться, то ноги меня не слушались и разезжались в разные стороны! Постояв так несколько минут, я медленно начала переставлять ножки и двигаться в направлении других детей, которые объезжали кубики по кругу. Но до этой тренировки на льду была сначала общефизическая подготовка (ОФП), где тренер должна была посмотреть на меня и на то, что я умею. Там все прошло замечательно, я бегала, прыгала, приседала и выполняла разного рода упражнения (я обожала все это делать, я вообще очень люблю бегать, и уже с детства эта любовь сопровождала меня) и тренер сказала родителям: «Я беру вашу девочку». Так и началась моя спортивная карьера.

 

 

— Более десяти лет вы выступали как одиночница? Что можете вспомнить о временах  детства?

—  В зимнее время года тренировки очень часто проходили на открытом катке,   и начинались они уже часов в 8 утра. Как же я не любила просыпаться рано утром, чего не сказать про меня сейчас, я жаворонок и просыпаюсь рано, но тогда это было мучение. А на холодном заснеженном льду я вообще очень мерзла, хотя мама и одевала меня, как можно теплее, даже вязала мне шерстяные штанишки, свитер и носочки, возможно, только вещи, сделанные с её любовью и не давали мне замерзнуть совсем. Но несмотря на такие ранние подъемы и холод, фигурное катание мне всё равно нравилось. Тогда вообще не было никакой речи о профессиональном спорте, о каких-то серьезных целях, все просто для здоровья и только. Когда мне было лет 5-6, меня взяла к себе в группу мой тренер, с которой прошло все мое детство, до того момента, пока я встала в пару, тренер, которая научила меня очень многому и с которой бок о бок мы провели 10 лет, не меньше — Анна Леванди (Кондрашова).

 

 

— Родители и семья поддерживали ваши занятия фигурным катанием?

 

— Я была обычным ребенком из небогатой семьи, семьи полной любви, поддержки, взаимопонимания и взаимопомощи: мама- портниха, папа — по образованию инженер-ракетостроитель, но так как в Эстонии ракеты не строят, он работает сварщиком,  старшая сестра, старший брат и я, еще любимая кошка Мусья (позже, когда мне было уже лет 8, родилась еще младшая сестра). Родители всегда делали и делают все для нас, очень переживают, поддерживают и помогают в силу своих возможностей, и, если бы не они, я бы вряд ли достигла того, что имею сейчас. Но они вложили в меня очень много сил, нервов и денег, что для них было очень нелегко, ведь фигурное катание совсем не дешевый вид спорта, и я им ОЧЕНЬ благодарна и обязана. Старшая сестра и брат  тоже очень много мне помогали, они водили меня в школу по утрам, потом, если родители не могли, отводили на каток, или домой. Мы жили в часе езды от школы, поэтому просыпаться приходилось рано, зато каток от школы находился в 15 минутах. Подъем был в 7 утра, я ехала в школу, оттуда около 14 часов на каток, там делала уроки, кушала, тренировка проходила два часа – 18.00 -20.00 (лед 50 минут и зал), и только поздно вечером возвращалась домой, ужинала, доделывала уроки, с которыми мне очень помогал папа, он у меня вообще очень умный и может помочь абсолютно во всем, и ложилась спать, а на утро все по новой. В свободное время сестра Света занималась со мной физической подготовкой дома, я прыгала туры в нашей небольшой гостиной комнате, качала пресс, спину, отжималась, приседала и делала пистолетики, а потом папа принес мне железный круг, на котором я могла еще и вращаться, было здорово! Сестра даже придумывала для меня зачеты по физической подготовке, которые я сдавала ей, и она записывала результаты в специальную тетрадь, а потом традиционные растяжки в конце занятия. Меня никогда не заставляли это делать, напротив, это доставляло мне удовольствие. А за хорошие результаты зачета я получала какую-нибудь вкусную конфету или шоколадку.  С братом мы играли в футбол (Леша в то время занимался этим профессионально) и другие игры с мячом, прямо у нас в детской комнате, особо не разгуляешься, но нам хватало, частенько игры заканчивались какой-нибудь почти разбитой вещью или попаданием по люстре, потом, конечно, попадало от родителей. Мы втроем ходили гулять, и моими друзьями на тот момент были все взрослые друзья сестры и брата. Уже потом у меня появились свои друзья во дворе, с которыми мы играли в «казаки-разбойники», прятки, боя с водными пистолетами, лазали по деревьям, забирались, куда только можно и нельзя, зарабатывали ссадины и шишки. Но было очень здорово, потом, когда становились старше, все  разъехались по разным местам, и в итоге никого во дворе не осталось, появилось уже новое поколение детей, которые больше предпочитали проводить время за компьютерами и телевизорами. Вечерами папа показывал нам с младшенькой сестренкой  диафильмы на потолке и читал книги, еще мы играли в карты, настольные игры и катались на велосипедах по парку. Да, хватало мне тогда времени и для прогулок и для игр, ведь с конца мая и по август льда у нас не было, и мы гуляли вдоволь. Раз в два года ездили с семьей в Анапу, недели на две, к моим бабушке и дедушке в гости. Это было большим событием для нас, и мы с нетерпение ждали этой двухдневной поездки на поезде до теплого города-курорта. Уже позже ездила в спортивные лагеря в середине лета. Моя первая поездка была вместе с моей старшей сестрой, мне было лет 7, Света тоже какое-то время занималась синхронным фигурным катанием, вот я и поехала с их командой в ОФП-лагерь куда-то за город. Там мне понравилось, а вот вторая моя поездка, уже в свой лагерь немного огорчила, мне было лет 10, и я впервые уехала из дома одна, девочки там оказались не очень приветливыми и частенько обижали меня, как самую маленькую, но в середине сбора я заразилась ветрянкой и меня отправили домой, чему я была очень рада! Когда у меня появилась младшая сестра Катя, то я уже чувствовала себя в каком-то роде ответственной, так же ходила с ней гулять, когда она немного подросла, и водила её в школу, когда она пошла в первый класс. Я даже придумала и написала ей две детские книжки в толстых тетрадях и не просто текстовые, а с иллюстрациями. По вечерам она просила меня почитать их ей.

Вот так проходило мое детство, я добросовестно посещала школу, участвовала в разных конкурсах, например по рисованию, где заняла первое место среди учащихся всех школ Таллинна. Рисовать я очень люблю и по сей день. Стартовала во всех соревнованиях по физической культуре, где тоже практически всегда завоевывала золотые медали. Было и многое другое, старалась не пропускать ничего, — школьные «шоу мод», «КВН», «Что? Где? Когда»! Мне это было все интересно. Учителя с пониманием относились ко мне, и, если нужно было, то без проблем отпускали на тренировки или соревнования.

 

 

— Кто предложил перейти в парное катание? У вас было несколько партнеров. И, насколько, я знаю, у вас со всеми из них сохранились дружеские отношения. Ваш первый партнер Сергей Мухин. Сложно было начинать кататься в паре?

 

— В пару я хотела встать уже лет с 12, потому что мне это очень нравилось, все поддержки, выбросы, подкрутки, все это манило меня, но мальчиков совсем не было, так что мне оставалось только мечтать и желать этого. Но как-то раз я вспомнила, что есть один парень, одиночник — Сережа Мухин, который, как мне было известно, тоже был не прочь стать парником. Я узнала его телефон и созвонилась с ним, никому ничего не говоря. Мы договорились о встрече, все обговорили, и только потом пошли к родителям и тренерам, говорить о наших мыслях и планах. Было решено, что мы встанем в пару! Я была на «седьмом небе» от счастья, но для начала меня ждал чемпионат Эстонии в одиночном катании, который я выиграла, закрепив за собой звание чемпионки Эстонии среди юниорок. Так в 13 лет я встала в пару. Мы оба были новичками и разучивали все элементы с нуля. Нашем тренером стала Екатерина Некрасова, в прошлом парница, но и Анна Леванди (Кондрашова) принимала участие в наших тренировках и всегда помогала, то словом, то делом. Наше первое совместное соревнование попало на мой день рождения, это было небольшое соревнование на нашем катке, которое прошло очень даже удачно. В сезоне мы выступили еще на нескольких соревнованиях, среди которых были этапы юниорского Гран-при, чемпионат Эстонии и чемпионат мира среди юниоров. Но в конце сезона, получилось так, что Сережа принял решение завершить карьеру и уехал работать в шоу. Он был 19-летним парнем, которому нужно было зарабатывать деньги, а так как Федерация фигурного катания Эстонии не очень богатая, то сделать это, занимаясь профессиональным спортом, практически невозможно.

 

 

— Расстроились уходом партнера?

— Конечно, я была очень расстроена, но и тут меня поддержала моя семья. Так как мальчиков совсем не осталось, тренеры посоветовали уезжать за границу и попытать счастье там. Я зарегистрировалась на сайте поиска партнеров, и спустя какой-то небольшой период времени мне написал парень из Украины — Сережа Кульбач. Он предложил поехать тренироваться в США, где у него были знакомые тренеры и где он уже тренировался какое-то время. Родителям было страшно отпускать 14-летнюю дочь за океан, не зная лично ни тренеров, ни партнера, но я настояла на своем и сказала, что я поеду, на тот момент это был единственный шанс продолжать заниматься любимым делом. Меня ждали экзамены за 9-й класс (В Эстонии 12 классов обучения). Я все благополучно сдала, сходила на выпускной и ближе к концу июня 2010 г. полностью была готова лететь в США. Для того, что бы меня туда отправить, родители взяли кредит в банке и собрав меня, поехали провожать в аэропорт, а с ними еще четыре моих школьных подруги (одна из них и сейчас — моя лучшая подруга).

 

 

— И как вы, в таком юном возрасте смогли приспособиться к новому для вас, американскому образу жизни?

— Тренировалась я в Ашбурне, городке под Вашингтоном. Первое время жила на кухне у тренеров, а потом русская семья, маленькая дочка которых тренировалась у этих же тренеров, сказали: «Пускай она живет у нас! Чего ей ютиться на кухне?!». Так я переехала к ним. Семья состоит из родителей Любы и Лёни, детей: девочки Оливии, которой на тот момент было 4,5 года и мальчика Самуэля, ему было два годика, и он еще не говорил, а еще собаки, большого королевского пуделя Роланда и двух кошек.  Эта семья сыграла огромную роль в моей жизни, они приняли меня абсолютно безвозмездно, они стали считать меня частью своей семьи! На моих глазах Самуэль научился говорить, Оливия —  кататься на коньках, у них появлялись новые друзья, интересы, потом они пошли в школу, откуда я иногда забирала их, мы гуляли вместе, и они стали считать меня своей сестрой, а я взрослела вместе с ними. Мы многое пережили, за 4,5 года проведенные вместе стали все очень близки, они стали для меня моей второй «американской» семьей! Когда они собирались куда-то поехать, то обязательно брали меня с собой. Так я впервые побывала в Нью-Йорке. У нас еще были одни очень хорошие русскоговорящие друзья, которые так же очень помогали, поддерживали меня, постоянно следили за всеми соревнованиями и событиями, были и остаются одними из самых преданных мне болельщиков. Мы часто ходили друг к другу в гости, пекли торты, делали «барбекю», болтали обо всем на свете и просто здорово проводили выходные, потом они улетели жить в Калифорнию, и мне их очень не хватало.

 

 

— С родителями в это время как общались?

— Домой в Таллинн мне удалось прилететь только через год, но мы с родителями созванивались по скайпу каждый день по несколько раз. Сначала было тяжело, и иногда как-то грустно,  но со временем я привыкла. Тем более, кроме спорта и рисования мне очень нравится готовить, а особенно печь, я сладкоежка и люблю порадовать не только себя, но  и других, вкусной выпечкой. Еще когда-то я писала стихи, стихи о жизни, о том, что в ней происходило, где-то до сих пор лежит эта тетрадь. Люблю читать и смотреть фильмы, это помогает отвлечься от всего  и попасть в какой-то другой, загадочный мир.

 

 

— Как проходило ваше взаимодействие с Сергеем Кульбачом?

— С Сережей Кульбачом мы быстро скатались, и уже с осени начали соревноваться. Представлять решили Эстонию. Сережа очень вспыльчивый и эмоциональный человек, но в целом могу сказать, что он — добрый и веселый, хотя с ним порой и бывало сложно, но работать было приятно, и отношения у нас с ним были очень дружеские. Буквально за пару недель до чемпионата Европы-2012, на тренировке, произошло очень глупое падение, мы делали выезд с поддержки, и Сережа споткнулся, упав мне на шею, я согнулась в «складку», и встать уже не могла. Вскоре выяснилось, что у меня трещина в позвоночнике. Через какое-то время Сережа уехал на Украину и недолго катался с украинской девочкой, но потом отправился работать в шоу, а я полетела домой в Таллинн на лечение, но спустя несколько месяцев вернулась обратно, стала тренироваться и искать партнера.

 

 

— Знаю, вы и сейчас нормально общаетесь с вашими бывшими партнерами.

— Да, вы правы. Никаких обид, или злости, как на Сережу Мухина, так и на Кульбача, я не держу, мы хорошо общаемся, конечно, должно было пройти немного времени, что бы все эмоции улеглись.

 

 

— После лечения вы снова отправились в США.

— После моего возвращения в США, тренеры выбрали мне партнера – Александра Забоева, особо не спрашивая моего мнения. А это было ошибкой. Там все было очень сложно. Хотя мы и отобрались на Олимпийские игры-2014, но поехать на них не смогли, так как партнеру не дали эстонское гражданство. Мы надеялись до последнего, подавали апелляции, но в конце декабря нам снова отказали, и поехать в Олимпийский Сочи была не судьба. Атмосфера на тренировках была до предела напряженной,  причем задолго до получения отказа. По инициативе партнера, после чемпионата мира-2014, мы должны были уехать тренироваться в Россию (все еще представляя Эстонию), так как его не устраивала работа и люди в США. Куда и к кому он хотел поехать, я даже не представляла, была в полном неведении. Мне было очень сложно уехать из США,  так там у меня были друзья, знакомые и молодой человек. Но с федерацией не поспоришь, пришлось собрать все вещи, накопленные за 4,5 года, отправить часть почтой в Таллинн, и поехать на чемпионат Мира в Японию, без тренеров, только с президентом Федерации фигурного катания Эстонии. Что будет происходить после чемпионата, я была в полном неведении и не знала…

 

— И как в такой обстановке психологического стресса выдержали?

— Сама удивляюсь своему терпению и выдержке.  Уже после самих соревнований, все там же в Японии, со мной захотела поговорить Нина Михайловна Мозер. И этот разговор перевернул мою жизнь и предал мне какой-то уверенности в том, что не все так плохо, и возможно, есть какой-то свет в конце туннеля. Я впервые разговаривала с Ниной Михайловной, до этого я видела ее только на тренировках ведущих пар России. Она сразу вселила в меня какое-то доверие, она показалась мне очень добрым, надежным и открытым человеком, а главное профессионалом своего дела и в этом, я ни на секунду не усомнилась по сей день. Она сделала мне предложение, над которым дала время подумать. И обсудив все с родителями, приняв собственное решение, спустя несколько дней, я позвонила ей и дала свое согласие. В той ситуации мне однозначно нужно было поменять жизнь на 360 градусов, терять было нечего. Я сдала экзамены за 12-й класс и перебралась в Москву.

 

— И у вас появился новый партнер – Юрий Ларионов.

— Начала кататься с Юрием Ларионовым. По приезду в Москву у меня совсем не было знакомых, и именно Юра с его девушкой Ириной показывали мне столицу, звали с собой погулять и очень во многом помогали. Вообще, Юра — замечательный человек, очень добрый, отзывчивый,  верный и надежный. Он научил меня многим новым для меня элементам, я верю, что он станет прекрасным тренером, да уже и сейчас он показывает хорошие результаты в тренерской работе. Был у нас непростой период, когда Юру стала все больше беспокоить его старая травма, но даже с болью он выходил на тренировки и старался работать по полной. Юрий — не из тех людей, которые при малейшей неприятности отказываются работать, предпочитая отдых, он — пахарь и человек с огромной силой воли. Но боль увеличивалась, и ему пришлось взять перерыв для восстановления и обследований. Несколько месяцев я каталась одна, и потом врачи вынесли вердикт, что его травма несовместима со спортом. Нам всем было очень не просто это слышать, Юра был расстроен, и я его очень понимаю, ведь ему безумно хотелось продолжать карьеру, у нас были какие-то цели, планы. Но, как говорится, «мы предполагаем, а жизнь располагает». Так же за время проживания в Москве я поступила в Российский новый университет, и учусь в направлении рекламы и связи с общественностью.

 

— И опять вы были в поиске партнера… И выбор пал на Александра Энберта.

— Спустя месяца три моих одиночных тренировок, тренерским составом и нашим обоюдным решением было то, что я встану в пару с Александром Энбертом, который на тот момент уже перестал кататься с Василисой Даванковой. Саша Энберт — такой партнер, каких я еще не встречала в фигурном катании, мало того, что он надежный и сильный партнер, так еще и нереально позитивный, целеустремленный, уравновешенный, трудолюбивый, добрый и жизнерадостный человек. А ведь и правда… Не встречала еще таких… Наверное, мне очень повезло!!!

 

—  У вашей спортивной пары с Александром Энбертом получился удачный старт в прошлом сезоне. Но потом опять судьба преподнесла вам новое испытание…

 

— Мы подготовили элементы и программы к сезону, и практически все старты  были успешным, каждое соревнование мы прибавляли, набирались опыта и все больше чувствовали друг друга, мы сделали все запланированное до чемпионата России и были довольны нашими результатами. В новом 2016 году, после чемпионата России, был запланирован еще один турнир группы «Б», где мы хотели показать уже выброс «аксель» в 3,5 оборота, но на одной из тренировок произошло падение, которое изменило все наши планы. Я получила черепно-мозговую травму и попала в реанимацию. В больницах я провела достаточно долгое время. Никто от этого не застрахован. Готовя такие элементы «ультра-си», все падают, все бьются, кто-то отделывается гематомами, шишками, кто-то рвет связки, ломает кости, кто-то пробует крепость льда головой. Ничего не поделаешь, спорт такой. На самом деле, после падения, больше переживала не за себя, а в первую очередь за родителей, потом за тренеров и партнера, ведь, можно сказать, в какой-то степени подвела их, а за себя как-то и не было времени волноваться, слишком много мыслей крутилось в голове. Но Нина Михайловна, Влад Жовнирский, Алла Викторовна Капранова, Саша Энберт, все очень меня поддерживали, навещали в больнице, приносили мне продукты и домашнюю еду, подбадривали и это, реально, придавало мне силы. Так же приходил врач нашей команды Филипп Шветский. Несколько раз навещали ребята с нашей группы, и Лена Ильиных приехала сразу, как только узнала. Позже, из Таллинна приехал мой папа, за тем сестра, провели со мной около недели. В общем, от одиночества я не страдала.

 

 

— Не было желания завершить карьеру?

— Заканчивать с фигурным катанием?! Нет, даже и в мыслях не было. Наверное, я немного «сумасшедшая», но, после травмы, наоборот, появилось еще большее желание скорее выйти на лед и приступить к тренировкам. Как ни странно, но с каждой травмой моя мотивация только растет, и появляется безумное желание еще больше работать и отдавать себя спорту. И, конечно, огромное  спасибо всем врачам, ФМБА, руководству  Федерации фигурного катания на коньках России, всем, кто лечил меня и делали все возможное, что бы я скорее встала на ноги.

 

— Вы сейчас представляете Россию…

— Иногда меня спрашивают, не жалею ли я о том, что переехала в Россию и стала представлять эту страну? Ведь в Эстонии я могла ездить по всем соревнованиям, не имея никакой конкуренции. Мой ответ — нет! Я нисколько не жалею об этом решении. Спорт — это не просто путешествия, спорт — это борьба и конкуренция, и гораздо большего стоит то, если ты достиг чего-то на чемпионате России, а тем более, если смог отобраться на чемпионаты Европы и мира, чем то, что ты автоматом поехал на большое соревнование и остался где-нибудь в середине или в конце.

 

— Расскажите о вашем возвращении в спорт.

— Выйти, наконец, из больницы было огромным кайфом! Находится больше полутора месяца в четырех стенах — не самое приятное дело. Первые дни на льду были непростыми, кружилась голова, мышцы совсем опали, в общем, было очень нелегко. Но сейчас, не считая каких-то мелких последствий, я чувствую себя прекрасно, эта травма заставила меня переосмыслить некоторые вещи, я стала более ответственно относиться к своему здоровью, не могу сказать, что раньше я не уделяла ему никакого внимания, но сейчас я особенно слежу за своим состоянием. Например, стала больше думать о том, что полезнее съесть. Даже не для того, чтобы держать вес или фигуру, с этим у меня никогда проблем не было, а для того, что будет полезнее для моего организма и состояния в целом, придаст мне много сил для тренировки и поможет восстановиться после нее. Стала еще больше заниматься в зале, пить больше воды. И знаете, я настолько хорошо, как сейчас, себя давно не чувствовала. Хоть это прозвучит и не очень в данной ситуации, но как мне говорила моя очень хорошая знакомая: «Все что не делается, — все к лучшему», а ведь, знаете, это правда. В такие моменты ты переосмысливаешь то, над чем возможно и не задумался бы раньше, находясь в определенной изоляции от мира, ты много копаешься  внутри себя и делаешь выводы. Приходит сумасшедшая мотивация! Жизнь вообще такая штука, может произойти, что угодно, но главное — не опускать руки, не унывать и не терять веры, от уныния лучше не станет. Я считаю, что нужно идти по жизни с улыбкой, и тогда все преграды не будут казаться такими страшными. Сейчас мы уже тренируемся в полную силу, новые программы поставлены и подготовка идет полным ходом. Будем стараться радовать любителей фигурного катания, судей, тренеров, родителей и самих себя нашими чистыми прокатами, эмоциями и элементами в новом сезоне. Нужно иметь цель, идти к ней, но никогда не загадывать, это я уже поняла. Возможно все, на невозможное просто требуется больше времени. Всем желаю крепкого здоровья и успехов в новом сезоне!

 

Ссылка на СПОРТ Аналитика – Портал Алексея Зубакова обязательна.

Зубаков Алексей Алексеевич

Спортивный аналитик и журналист.
Имеет юридическое и издательское образование.
Сотрудничал с Агентством спортивной информации «Весь спорт» и интернет-порталами «Сборная России-2014» и «Сборная России-2016». Подготовил более 5500 материалов по 63 видам спорта с участием ведущих российских атлетов и тренеров.

Показать все

10 комментариев

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *