comment Комментировать

Борис Драбкин: Развивать нужно все дистанции, и только такой путь будет гарантировать будущее конькобежного спорта в России

1-935

Руководством Союза конькобежцев России в этом сезоне принято решение отказаться от развития стайерских дистанций у мужчин, а такдек мужского и женского масс-старта. Это решение спортивному аналитику Алексею Зубакорву проанализировал заслуженный тренер Борис Драпкин, 55 лет занимающийся тренерской деятельностью, в том числе в конькобежном спорте, шорт-треке и фигурном катании.

Исходя из того, что мы видим сейчас, дистанции 5000 и 10000 м среди мужчин и мужской и женский масс-старт не входят в стратегические интересы Союза конькобежцев России. Аргументация простая — зачем развивать то, что сейчас не дает медальные перспективы. Но, видимо, кое-кто просто не знает, что природный задаток и тренировочный процесс — основы мастерства. Школа подготовки конькобежцев на стайерских дистанциях никуда не исчезла. Специалисты все остались. И в любой момент может появиться стайер, подобный стремительно ворвавшемуся в элиту мирового конькобежного спорта экстра-спринтеру Павлу Кулижникову. Однако, видя отношение федерального уровня к стайерским мужским дистанциям и масс-старту, чиновники в регионах также озадачатся с вопросом, а нужно ли нам это?  Есть с точки зрения физиологии три типа людей в соответствии с мышечными волокнами. Это быстрые, гликолитические и медленные волокна. Быстрые — это соответвуют бегающим спринт — 500 и 1000 м, гликолитические — 1500 и 3000 м, а медленные — 5000 и 10000 м. И, действительно, появился же у нас спринтер экстра мирового уровня Павел Кулижников. До этого появился Денис Юсков — конькобежец-средневик. Но кто даст гарантию, что завтра не появится сильный стайер? Тот же Данил Семериков. То, что участвовали всего два участника на отборочном российском старте перед Кубком мира на 10 км — это и есть отголосок этой странной политики СКР. Это позор для страны, в которой на Кубке России выступают более 30 регионов. И должна быть создана такая тренировочная среда, где мог бы раскрыться любой. Спринтер, средневик , или стайер. Любой конькобежец Невозможно смоделировать медальность на той или иной дистанции. Это профессиональная некомпетентность руководства СКР. Допустим, если президент федерации не разбирается. У него есть помощники. Те же технические комитеты или специалисты, И можно провести анализ, доказывающий несостоятельность такого моделирования.

Я с 1992 по 2000 год постоянно участвовал в заседаниях Конгресса ISU. Международный союз конькобежцев реально озабочен главной целью — развитие конькобежного спорта в мире. И ISU думает именно о развитии конькобежного спорта в мире, являясь здесь монополистом.

А наша национальная федерация работает по принципу «от Олимпиады до Олимпиады». А как же основная цель СКР, зафиксированная в Уставе? А это основополагающий документ. Так вот написано черным по белому. Основная цель — развитие конькобежного спорта. И как можно верить в эффективность результатов. Работа по принципу: «Мы там, где нам легче», приведет к утрате бдительности. Мы откажемся от развития и придем к тому, что уйдут наши сильнейшие и одарённые природой конькобежцы… И что будет дальше? Выжженная земля… Но, по мнению руководства СКР, это в будущем… А зачем о нем думать? Сейчас мы на передовой. А дальше мы уйдем, и что тогда будет, нам все равно…

Позиция функционеров ISU заключается в том, чтобы конькобежный спорт был реально массовым видом спорта в мире, понимая под этим предоставление равных возможностей людям с разными физиологическими особенностями организма. Есть конькобежцы, которые ощущают себя королями на 500 и 1000 м, но на 5000 и 10000 м даже не выходят из -за физической неспособности бежать выносливость. И наоборот короли стайерских дистанций не справляются со скоростью в спринте. Пример — великий Свен Крамер. ISU постоянно расширяет программу соревнований, понимая, что есть и супер-спринтеры, способные реализовать себя и на 100 м. Да, технически оказалось сложно организовать такие старты — нужно делать забеги по одному участнику в соло… А это очень сложно сделать технически. Но руководство Международного союза конькобежцев эту проблему пытается решить. Вот ввели командный спринт. А 10000 м убирают не с чемпионата мира на отдельных дистанциях, а из формата многоборья. И только потому, что стабильных многоборцев в современных условиях практически нет. То есть тех, кто ровно выступает и в спринте, и на длинных дистанциях. И потом вспомните, как появился наш знаменитый стайер Виктор Косичкин? Моментально. Два года занятий и он — чемпион России. А потом через три года тренировочной работы в 1960 году стал Олимпийским чемпионом. И это доказывает — нельзя не учитывать при мониторинге человеческий фактор. И потом в Чехии появилась Мартина Сабликова. А в России со 140 миллионами человек и более 30 «конькобежными регионами» не появится??? Что-то слабо мы изучаем теорию вероятности!

И командная гонка —  Тоже вопрос. Кому она дается лучше? Ясно, что не спринтеру. А дальше? Сейчас в сборной России сделали акцент на чистых средневиков. Но те же Бергсма и Свен Крамер в командной гонке выступают не менее успешно, чем на 10000 м. У меня вопрос. Почему ни разу составе сборной России в командной гонке не бегал тот же Евгений Серяев, который имеет опыт успешного выступления в команде на Универсиаде. Здесь, на мой взгляд, ошибка и в другом. При формировании командной тройки вовсе не учитываются физиологические данные спортсменов. Нужно принимать во внимание и возможность четкого взаимодействия друг с другом. Но создаётся впечатление, что и мужскую командную гонку также исключили из приоритетных дистанций. Что получается? Только у мужчин у нас сразу четыре дистанции из семи не развиваются. Опасность этой ситуации в том, что видя, что на Федеральном уровне нет финансирования мужских стайерских дистанций и масс-старта (причем и среди мужчин, и женщин), тренеры на местах могут прекратить подготовку конькобежцевна этих дистанциях. И что в итоге? Мы остановим развитие в олимпийских, к слову, дисциплинах. А потом может измениться ситуация и в спринте? И что мы будем делать тогда? Развивать нужно все дистанции, и только такой путь будет гарантировать будущее конькобежного спорта в России.

СПРАВКА. 

Борис Федорович Драбкин.

Конькобежным спортом начал заниматься в 1954 году. Заслуженный тренер России. Образование: Окончил ГЦОЛИФК, педагогический факультет (1963), затем аспирантуру, кафедра конькобежного спорта (1967).

Карьера: Тренер по конькам ДСШ Первомайского р-на г. Москвы (1961-1966). Старший тренер СДЮШОР МГС «Динамо» по конькам (1966-1969). Старший тренер ЦС ДСО «Труд» по конькам (1969-1971). Тренер молодежного и основного состава сборных команд СССР по конькам (1971-1980). Заведующий научно-методическим отделом ЦСК ВС ДСО Профсоюзов (1980-1985). Старший тренер сборной команды СССР по конькам (1985-1988). Директор ФОК ИБХ АН СССР (1988 -1990). Директор спортивной школы ледовых видов спорта г. Метулла, Израиль. Старший тренер сборной команды Израиля по шорт-треку (1990-2005). Тренер по физической и функциональной подготовке в ЦСК Москомспорта (2008 по настоящее время).
Награды: Медалист ВДНХ СССР, победитель конкурса Спорткомитета СССР в номинации «Лучшая научно-методическая работа».
Общественная работа: Член Президиума Федерации конькобежного спорта СССР (1964-1988). Секретарь научно-методического совета ВС ДСО профсоюзов (1980-1985). Член аттестационной комиссии Спорткомитета СССР (1985). Вел семинар в Высшей школе тренеров (1986). Член Главного тренерского совета Спорткомитета СССР (1985-1988). Председатель технического комитета Федерации ледовых видов спорта Израиля (1993-2005). Автор 15 печатных работ.

 

Фото: РИА Новости

Ссылка на «Спорт Изнутри» Алексея Зубакова обязательна.

comment Комментировать

Евгений Малков: Гибрид коня и трепетной лани?

1-22

Портал «Спорт Изнутри» представляет премьеру новой рубрики — «Дискуссионный клуб». Это место, где специалисты (и не только) могут обмениваться мнениями по самым разным вопросам спортивной жизни. Сегодня слово Евгению Малкову.

Слухами, вопреки пословице, полнится не только земля, но и вода. Что подтверждает временами всплывающая на поверхность идея слияния федераций водных видов спорта в одну ассоциацию.

 Хотя идея не нова, она так и зависла. Само по себе это симптоматично: любой серьезный проект привлек бы внимание спортивной общественности. Однако дискуссия не наблюдается. Возможно, из-за того, что общественность озабочена более животрепещущими проблемами. К тому же складывается впечатление, что инициаторы идеи не склонны выносить её на публику. Что не мешает мне поделиться своими на сей счет соображениями.

  Пару лет назад казалось, что лед тронулся. О создании ассоциации объявил президент федерации прыжков Алексей Власенко. Вопрос, по его версии, уже согласован с кем надо, осталось утрясти юридические детали. При этом почему-то подразумевалось, что именно Власенко — самый вероятный кандидат на место у руля нового флагмана водной флотилии.

  Процесс, между тем, затормозился. Лишь когда улеглись олимпийские страсти, подзабылись волнения, предварявшие Игры в Рио, последовало продолжение. Отмашку дал сам Виталий Мутко. Недавно вице-премьер правительства, курирующий вопросы спорта, в интервью порталу «Р-Спорт» сообщил:  «К нам с такой просьбой обратилась FINA. Руководитель федерации плавания представляет страну в международной федерации. Конечно, он должен отвечать за все водные виды спорта. В мире они объединены под эгидой FINA, которая и развивает все виды. Нам нужно двигаться в этом же направлении».

Ссылка на FINA звучит вроде убедительно. С одной ремаркой: непонятно, в какой форме упомянутая просьба была высказана? И какими аргументами подкреплена? Да и вряд ли международная федерация обратилась напрямую в наше правительство. Не тот повод, да и не в стиле организации, даже такой авторитетной, апеллировать напрямую к госчиновникам. К тому же мне не удалось найти ни одного подтверждения тому, что FINA заинтересована в подобных слияниях. Будь иначе, она наверняка не ограничилась бы Россией. Есть и другие страны, где каждый из водных видов спорта вполне нормально существует под эгидой своей федерации. В их числе — США и Австралия, не самые последние, замечу, водноспортивные державы.

Сомнения вызывает и утверждение, что объединение пойдет на пользу развитию этих видов. Смотря что подразумевать под развитием. Всероссийская федерация плавания, к примеру, озабочена в первую очередь усилением его роли в формировании здорового образа жизни, а спорт высших достижений, завоевание наград на международной арене — лишь конечный продукт. Что отвечает требованиям федерального закона о физической культуре и спорте. Более того — выгодно отличает ВФП от большинства других федераций, включая водные. Не располагая столь же эффективным рычагом влияния на оздоровление нации, они заточены лишь на медали.

И не случайно в перечне приоритетных задач, стоящих перед FINA, значится программа «Плавание для всех — плавание для жизни». В качестве рекомендации национальным властям при формировании образовательной стратегии. Прочие водные виды в социальном контексте вообще не упоминаются. Да и нелепо смотрелось бы словосочетание типа «Прыжки в воду для всех». Ни один из них, в отличие от плавания, на роль жизненно важного навыка не претендует. Что, впрочем, ничуть не умаляет их чисто спортивных достоинств.

При этом не надо забывать, что и прыжки, и синхронное плавание, и водное поло своим появлением на свет обязаны именно плаванию. Оно же первым вошло в олимпийскую программу, тогда как соревнования синхронисток были в неё включены почти 80 лет спустя. Корнями FINA уходит опять же в плавание, а из 208 стран, собранных под её флагом, львиная доля прочие водные виды вообще не культивирует.

Раз уж я упомянул США, добавлю, что в этой стране обсуждаемая идея никому в голову не приходит. US Swimming (федерация плавания США) была создана после того, как там был принят закон о любительском спорте. До этого за плавание отвечала соответствующая комиссия AAU (Союза любительского спорта). То же самое произошло и в других видах спорта. Причем в самостоятельное плавание все федерации отправились налегке. AAU, оставив за собой развитие массового спорта, делегировала им лишь вопросы, связанные со сборными командами. Чем они и занимаются, не испытывая искушений совать нос в чужие дела. И не получая, замечу, директив сверху. По причине отсутствия спортивного министерства.

Впрочем, заокеанский опыт — это не про нас. Допускаю, что нашему Минспорту проще иметь дело не с множеством мелких, а с ограниченным контингентом крупных федераций. В таком случае почему мишенью оптимизации выбраны лишь водные виды? Давайте по той же схеме объединим игры, где фигурирует мяч. Или соберем под одной крышей все разновидности борьбы. Да мало ли  каких комбинаций может наплодить кабинетная фантазия!

В этом направлении, насколько знаю, двигаться никто не намерен. Потому что очевидно: принцип синергии (это когда взаимодействие нескольких факторов дает больший эффект, чем их сумма) имеет далекое отношение к спорту. В отличие, скажем, от бизнеса, где слияния и поглощения — в порядке вещей.

Апологеты водной ассоциации утверждают: в таком формате легче, дескать,  взаимодействовать с международной федерацией, устроенной по аналогичному принципу. А что этому мешает сейчас, когда интересы России в ней, согласно регламента, представляет ВФП?

И какие насущные проблемы ждут решения? Разногласия между FINA и нашими  федерациями не возникали даже в связи с чемпионатом мира в Казани, признанным лучшим в истории. Один повод для трений, впрочем, обнаружился. Вот что заявил Алексей Власенко, едва вступив в должность президента ФСПР, касательно новых правил состязаний: «Все правила придумываются против нас… Все будут стараться нас опускать всеми способами». Оцените глубину мысли. «Все», включая, видимо, FINA, которая спит и видит, как бы поглубже закопать наших доблестных синхронисток? А не с той ли коварной целью она подбросила нам идею слияния?

Еще один вопрос — уже не риторический: насколько новый формат осложнит отношения с Олимпийским комитетом России? Ведь в его уставе черным по белому записано: членами ОКР являются федерации по видам спорта, входящим в программу Олимпийских игр. О каких-либо межвидовых гибридах — ни слова. Как нет на них намека и в упомянутом федеральном законе.

Кому мало отсылок к закону и здравому смыслу, тому напомню классика: «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Сомневаюсь, правда, что господина Власенко даже такой аргумент убедит. Ибо ключевая цель его затеи —  «объединить потенциал всех водных видов спорта для привлечения партнеров и спонсоров» — оправдывает все средства. Ничего, как говорится, личного — просто бизнес.

Став двукратным президентом, задачу по консолидации усилий на финансовом фронте он наполовину уже решил. Дело за малым — если не возглавить, то хотя бы склонить на свою сторону две оставшиеся федерации. Вдруг им приспичит поделиться потенциалом.

Собрался было ставить точку, как получил новое подтверждение целеустремленности Алексея Викторовича. Он объявил, что намерен  баллотироваться в президенты федерации водного поло: «Чувствую в себе силы и хочу помочь…»

Любопытно, хватит ли сил моему тезке Шаронову, действующему президенту, чтобы оказать сопротивление? Помню олимпийского чемпиона еще в воротах. Тогда он умел держать удары.

Евгений МАЛКОВ